RSS 2.0

Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

Навигация

Архив новостей

Август 2017 (2)
Июль 2017 (10)
Июнь 2017 (10)
Май 2017 (3)
Апрель 2017 (2)
Декабрь 2016 (4)


» Солнечногорские полицейские поздравили ветеранов
8 мая 2015 | Главная, История Солнечногорья

7 мая в преддверии празднования 70-й годовщины победы в Великой Отечественной войне и в рамках акции «Мы помним» сотрудники ОМВД России по Солнечногорскому району посетили ветеранов Солнечногорского ОМВД - ветеранов ВОВ Невзорова Владимира Григорьевича, Постаквашина Дмитрия Сергеевича и труженицу тыла Миронову Татьяну Сергеевну.

Помощник начальника ОМВД подполковник внутренней службы Татьяна Геннадьевна Юклова от лица руководства и всего личного состава ОМВД поздравила ветеранов с наступающим праздником, пожелала крепкого здоровья, благополучия и долгих лет жизни, и вручила подарки.

Ветераны радушно встретили гостей, с удовольствием поделились воспоминаниями о своей жизни и годах службы в милиции.

Владимир Григорьевич Невзоров в годы войны воевал на 1-м Прибалтийском и 1-м Белорусском фронтах. Участвовал в освобождении Варшавы, взятии Берлина и в штурме Рейхстага. За участие в боях имеются боевые награды: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны 1-й степени и медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За освобождение Варшавы» и «взятие Берлина».

После войны 11 лет проходил службу в армии. После увольнения с армии, закончил академию МВД более 20 лет служил в ОВД. На пенсию уволился в должности заместителя начальника ОВД по Солнечногорскому району.

Татьяне Сергеевне Мироновой было 13 лет, когда немцы зашли в д. Пятница. Пробыли они в деревне около 3-х дней. Колодцы были взорваны, за водой им приходилось ходить на речку ночью, так как с другого берега немцы вели обстрел. Уходя, немцы забирали с собой всё, дома обстреливались и деревню сожгли.

После войны Татьяна Сергеевна работала в сельском совете секретарем.

С 1975 года по декабрь 1999 года работала главным бухгалтером финансовой части Солнечногорского ОВД. Человек активной жизненной позиции она была организатором и вдохновителем художественной самодеятельности. Хор Солнечногорского ОВД неоднократно занимал призовые места в смотрах художественной самодеятельности Московской области.

Дмитрий Сергеевич Простоквашин родился в деревне Романово Тверской области в 1921 году. До 19 лет работал в колхозе, а потом был призван в армию. Когда началась война, он проходил службу в 138-м танковом полку в городе Самарканде. В июле их полк прибыл на фронт, дислоцировался в городе Брянске. Там полк держал оборону, где шли жестокие бои.

Потом полк был расформирован, и Дмитрий Сергеевич был направлен в город Солнечногорск для дальнейшего прохождения службы в учебный танковый полк академии имени И. Сталина, а потом в Харьковское танковое училище, которое дислоцировалась в Узбекистане. В 1943 году вернулся обратно в Солнечногорск. Был назначен инструктором по вождению танка и стрельбе из него.

Демобилизовался он в 47-м году. Встал на учет в военкомате, и ему порекомендовали пойти на работу в милицию. Несколько лет работал участковым. Потом были другие должности. Уволился по болезни в 1977 году.

Ольга Ковалева, пресс-служба

ОМВД России по Солнечногорскому району
 


» Солнечногорск стал городом воинской доблести
30 апреля 2015 | Главная, История Солнечногорья
Три города Московской области - Истра, Кашира и Солнечногорск - получили звания «Населенные пункты воинской доблести», соответствующие законопроекты по каждой территории одобрили в трех чтениях в четверг депутаты на заседании Московской областной думы.

«Соответствующие законопроекты были сегодня вынесены, приняты и сегодня населенные пункты получили почетное звание «Населенные пункты воинской доблести» Истра, Кашира, Солнечногорск», - сказал журналистам начальник Главного управления территориальной политики Московской области Александр Костомаров.

Он отметил, что принятие законов потребует выделения дополнительных средств из бюджета Московской области на изготовление и установку памятных знаков в городских поселениях Истра, Кашира и Солнечногорск по 450 тысяч рублей.

Ранее губернатор Московской области Андрей Воробьев сообщил на заседании правительства, что звания городов воинской доблести могут присвоить Солнечногорску, Истре и Кашире.
РИАМО

 


» Клинско-Солнечногорская наступательная операция
12 декабря 2014 | История Солнечногорья
Клинско-Солнечногорская операция - наступательная операция, проведённая советскими войсками на начальном этапе Великой Отечественной войны под Москвой с 6 по 26 декабря 1941 года.
6 декабря 1941 года началась Клинско-Солнечногорская наступательная операция. Замысел операции заключался в том, чтобы ударами 30-й армии с севера и 1-й ударной, 20-й и 16-й армий с востока разгромить основные силы фашистских 3-й и 4-й танковых групп в районе Клин, Истра, Солнечногорск и создать благоприятные условия для дальнейшего развития наступления на запад.

Контрнаступление армий правого крыла слагалось из двух последовательных этапов:

первый этап (с 6 по 16 декабря) - переход в наступление, поражение противника и бои за овладение Клином, Солнечногорском, Истринским водохранилищем и городом Истра;

второй этап (с 17 по 25 декабря) - наступательные бои западнее Клина, Солнечногорска, Истры, продолжение преследования противника и выход на рубеж рек Лама, Руза.

Наступательная операция правого крыла фронта развивалась в основном по трем операционным направлениям:

а) 30-я и 1-я ударная армии наносили удар на Клин и далее на Теряеву Слободу;

б) 20-я армия наступала в общем направлении на Солнечногорск, Волоколамск;

в) 16-я армия, развивая удар на Истру и севернее, уничтожала противостоявшие силы фашистов.

Задача 30-й армии заключалась в том, чтобы нанести (во взаимодействии с 1-й ударной армией) глубокий удар по коммуникациям противника, перерезать Ленинградское шоссе и пути отхода рогачевской группы войск и разгромить фашистов в направлении Клин, Теряева Слобода. Задачей 1-й ударной армии (во взаимодействии с 30-й армией) являлся разгром клинской группировки противника и развитие наступления в западном направлении.

20-я армия должна была уничтожить солнечногорскую группу противника и, развивая наступление на юго-запад, овладеть Волоколамском. Задача 16-й армии заключалась в том, чтобы во взаимодействии с 20-й и 5-й армиями (сосед слева) разгромить противостоявшие неприятельские силы, овладеть рубежом Истринское водохранилище, город Истра и развить наступление в юго-западном направлении.

Начавшие 6 декабря наступление войска 30-й армии (генерал-майор Д. Д. Лелюшенко) прорвали фронт оборонявшихся против них двух моторизованных дивизий противника. К исходу дня 7 декабря они продвинулись на 25 км. 1-я Ударная армия (генерал-лейтенант В. И. Кузнецов) основные усилия сосредоточила на правом фланге и в центре, в районе Яхромы. Наиболее трудным был переход в контрнаступление 20-й (генерал-майор А. А. Власов) и 16-й армий (генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский). Только 9 декабря начался отход противостоящих 16-й армии фашистских войск в северо-западном и западном направлениях.

7 декабря, уже во второй день операции, были освобождены посёлкаи Красный Холм и Голяди, Белый Раст.

Утром 8 декабря советские войска освободили Полушкино и Тиликтино. Во второй половине дня 8 декабря освобождены Яхрома, Степанов, Жуков, Владычино (7 км юго-западнее Яхромы). Вечером 8 декабря фронт был в 5-10 км от рубежа, с которого началось контрнаступление (6 декабря).

9 декабря 1941 года части РККА освободили Малеевку, Бакланово и Колосово.

Из-за плохой погоды 10-15 декабря 1941 года пришлось продвигаться не очень быстро. 10 декабря был освобождён посёлок Туркмен, а в ночь с 10 декабря по 11 декабря Парфенки. Холод был ужасный, сильный снег, ветер около 12-15 м в секунду.

11 декабря 1941 года были освобождёны город Истра, посёлок Чудцево. К исходу 11 декабря советские войска вышли на линию Коромыслово, Стар. Мелково, Вараксено, Высоково, Жуково, юго-восточная часть Решетникова, Ямуга, Голяди, Першутино, западная и северная окраины Клина, Майданово, Бол. Щапово, Спас-Коркодино. 1-я ударная армия 11 декабря вышла на линию Золино, Борозда, Воробьево, Толстяково (10 км севернее Солнечногорска), Загорье (севернее озера Сенежского), Рекинцы, Дубинино, перерезав Ленинградское шоссе в двух пунктах (Борозда и Дубинино) и установив в районе Солнечногорска тесную связь с частями 20-й армии.

Утром 12 декабря немецкие войска предприняли контрудар под Денисово (севернее посёлка Денисово), но благодаря обороне 5 дивизий РККА советские войска не попали в окружение.

12 декабря освобожден г. Солнечногорск силами 35 отдельной стрелковой бригады (командир - подполковник Будыхин Петр Кузьмич), 31 отдельной танковой бригады (полковник Кравченко Андрей Григорьевич) из 20 армии и 55 отдельной стрелковой бригады (полковник Латышев Георгий Александрович) из 1 ударной армии.

13 декабря в посёлке Петровское были предприняты оборона и контрудар, не принесшие успехов. В ночь с 13 по 14 декабря последние ополченцы освободили пос. Савельево.

14 декабря вышли к Борихино и освободили посёлок.

15 декабря погода была ясной, и советские войска освободили Елгозино, Княгинино, Выголь, части 30-й армии вступили в Клин.

16 декабря - освобождены Борисково и Деньково.

17 декабря Вермахт предпринял ещё один контрудар под Дятлово и под Болдыриха, но контрудар был отражён.

18 декабря части народного ополчения освободили Шаблыкино и Кутьино.

19 декабря части РККА освободили Козлово, в котором бои длились 3 дня, и Дорино.

20 декабря - освобождены Волоколамск, Китенево и Таксино.

21 декабря советские войска достигли рубежа рек Лама и Руза, где встретили организованное сопротивление противника на заранее подготовленных позициях. 22 декабря - Городище.

С 23 декабря по 25 декабря - Чисмена, Балобаново, Татищево, Еднево, Фадеево, Валуйки.

26 декабря - освобождены Теряево и Шишкино.

В результате Клинско-Солнечногорской наступательной операции войска правого крыла Западного фронта разгромили: 3-ю и 4-ю танковые группы врага, отбросили их разбитые соединения на 70-100 км, уничтожили и захватили большое количество орудий, танков, другой боевой техники, боеприпасов и разного имущества, ликвидировали угрозу обхода Москвы с севера. За 20 дней боёв, в Москве, в Солнечногорске и в Клине (после освобождения городов Клин, Солнечногорск были отремонтированы заводы и через 5 дней они заработали) было создано и отремонтировано.

 

СОЗДАНО:
150 танков,
1000 орудий,
300 пулемётов
и 100 пушек и артиллерии.

 

ОТРЕМОНТИРОВАНО:
100 танков,
100 пулемётов
и 50 пушек и артиллерии.

 

wikipedia.org

 


» Малоизвестное интервью писателя Бориса Васильева
13 июня 2014 | Главная, Культура, История Солнечногорья

21 мая исполнилось бы 90 лет известному русскому писателю Борису Васильеву (1924-2013). «А зори здесь тихие...», «Не стреляйте в белых лебедей», «Летят мои кони», «Завтра была война», «Офицеры» и другие произведения стали близки и дороги миллионам читателей и зрителей.
Двадцать лет назад, в 1994 году, перед 70-летним юбилеем корреспондент газеты «Смоленские новости» Сергей Изотов встретился с писателем на его даче в Подмосковье (станция Сенеж). Часть беседы, не вошедшую в газетную публикацию, тогда опубликовал историко-литературный журнал «Край Смоленский».
В те времена в нашей стране еще не было Интернета, а тираж журнала был совсем небольшим. Поэтому это интервью прочитали, к сожалению, немногие. Сегодня у нас есть возможность исправить эту несправедливость. Тем более, что за прошедшие годы мысли, высказанные тогда писателем, стали только актуальнее.

 

Подробнее

 


» Солнечногорский район готовится отметить 72-ю годовщину освобождения
29 ноября 2013 | Главная, История Солнечногорья
Жители Солнечногорского района Московской области готовятся отметить 72-ю годовщину освобождения района от немецко-фашистских захватчиков. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщили в пресс-службе областного правительства.

Ежегодно в декабрьские дни во всех городских и сельских поселениях района проводятся памятно-мемориальные мероприятия в честь годовщины начала контрнаступления советских войск под Москвой. По традиции в деревне Баранцево городского поселения Андреевка, на последнем рубеже обороны столицы, где в декабре 1941 года враг был остановлен и обращён вспять, пройдёт торжественный митинг и возложение венков к мемориалу "Последний рубеж обороны".

В этом году мероприятия состоятся 5 декабря. Солнечногорск был одним из первых городов Подмосковья, освобождённых в 1941 году от немецко-фашистских захватчиков в ходе контрнаступления советских войск в битве под Москвой. Это произошло 12 декабря 1941 года. 72 года спустя, 12 декабря этого года, в память о тех далёких событиях на Советской площади и в микрорайоне Рекинцо г. Солнечногорска состоится торжественное возложение венков к памятникам погибшим воинам.

В этот же день в ДК "Выстрел" пройдёт торжественный вечер "И как живой встаёт тот грозный год, который заложил росток Победы!", посвящённый 72-й годовщине битвы под Москвой. В течение декабря в музее "Ратной и трудовой славы" будут организованы экскурсии, в библиотеках района - литературные вечера, викторины, встречи с ветеранами Великой Отечественной войны.

В музейно-выставочном центре "Путевой дворец" ветераны встретятся с учащимися младших классов. Во всех образовательных учреждениях района состоятся "Уроки мужества". Готовясь к знаменательной дате, все муниципальные образования проводят благоустройство воинских захоронений, расположенных на территории поселений района.

 


» 75-летний юбилей Солнечногорска отметят фестивалем искусств и шествием
15 августа 2013 | Главная, Культура, Свободное время, История Солнечногорья
На главной площади Солнечногорска 24 августа пройдет районный праздник "День Солнечногорья", посвященный 75-летию города, сообщает в четверг пресс-служба администрации муниципалитета.

"Программа праздника будет насыщенной и интересной: на Советской площади пройдет традиционное шествие трудовых коллективов района, в торжественной обстановке состоится вручение удостоверений "Почетный гражданин Солнечногорского района" и чествование молодоженов", - информирует пресс-служба.

В этот день гостей праздника ждет театрализованное поздравление городу "Связь времён", работа "Города мастеров", выступления артистов. Откроется фотовыставка "Солнечногорск в объективе времени" и выставка "Художники Солнечногорья. 75-летие города". На территории завода "Лепсе" откроют мемориальную доску в память почетного гражданина Солнечногорского района, основателя сиреневого сада Ивана Федоровича Стрекалова.

"Подарком от районной администрации к юбилейной дате города станет ежегодный Открытый фестиваль искусств "Солнечный город", который пройдет в Солнечногорске уже четвертый раз. Дирекцию фестиваля возглавит популярный певец и музыкант Владимир Лёвкин. Председателем жюри конкурса будет музыкант, композитор Владимир Пресняков (старший). В развлекательной программе зрителей порадуют своим выступлением Глюкоза, Витас, Анастасия Спиридонова и специальный гость фестиваля - группа Bad Boys Blue из Германии", - сообщают в муниципалитете.

В 23:00 праздничный день завершится в Солнечногорске большим салютом.

Интерфакс

 


» В понедельник утром в своем доме под Солнечногорском умер Борис Васильев
12 марта 2013 | Главная, Культура, Калейдоскоп, История Солнечногорья

11 марта скончался Борис Васильев - один из популярнейших советских писателей-фронтовиков, уроженец Смоленска и почетный гражданин города. Через пару месяцев - 21 мая - Борису Львовичу исполнилось бы 89 лет.


Смоленские зори
Мировую известность Борису Васильеву принесла повесть «А зори здесь тихие...», а его собственными зорями были смоленские рассветы - ведь именно в нашем городе будущий писатель родился и провел детство. Об этих годах Борис Львович впоследствии отзывался очень тепло и называл их исключительно счастливыми.
Из автобиографической повести «Летят мои кони»:
«...Я люблю тебя, старый Смоленск, ибо ты - колыбель детства моего. Ныне от тебя остались осколки, как от греческих амфор, а еще проще - как от моего детства...
...И детство, и город были насыщены Добром, и я не знаю, что было вместилищем этого Добра - детство или Смоленск.
... Мне сказочно повезло: я увидел свет в городе Смоленске. Повезло не потому, что он несказанно красив и эпически древен - есть множество городов и красивее, и древнее его,- повезло потому, что Смоленск моего детства еще оставался городом-плотом, на котором искали спасения тысячи терпящих бедствие. И я рос среди людей, плывущих на плоту.
Город превращают в плот история с географией. Географически Смоленск - в глубокой древности столица могущественного племени славян-кривичей - расположен на Днепре, вечной границе между Русью и Литвой, между Московским великим княжеством и Речью Посполитой, между Востоком и Западом, Севером и Югом, между Правом и Бесправием, наконец, потому что именно здесь пролегла пресловутая черта оседлости. История раскачивала народы и государства, и людские волны, накатываясь на вечно пограничный Смоленск, разбивались о его стены, оседая в виде польских кварталов, латышских улиц, татарских пригородов, немецких концов и еврейских слободок. И все это разноязыкое, разнобожье и разноукладное население лепилось подле крепости, возведенной Федором Конем еще при царе Борисе, и объединялось в единой формуле: ЖИТЕЛЬ ГОРОДА СМОЛЕНСКА. Здесь победители роднились с побежденными, а пленные находили утешение у вдов; здесь вчерашние господа превращались в сегодняшних слуг, чтобы завтра дружно и упорно отбиваться от общего врага; здесь был край Ойкумены Запада и начало ее для Востока; здесь искали убежища еретики всех религий, и сюда же стремились бедовые москвичи, тверяки и ярославцы, дабы избежать гнева сильных мира сего. И каждый тащил свои пожитки, если под пожитками понимать национальные обычаи, семейные традиции и фамильные привычки. И Смоленск был плотом, и я плыл на этом плоту среди пожитков моих разноплеменных земляков через собственное детство»


Последний привет Смоленску
В 2009 году, через несколько дней после 85-летия, к Борису Львовичу в гости заглянул корреспондент «АиФ-Смоленск». Записанная в тот день беседа - последнее интервью Васильева, опубликованное в смоленской прессе - последний привет землякам и родному краю.
Из интервью «АиФ-Смоленск» от 3.6.2009 года:
«Я не держу зла ни на кого. Никогда я на людей не злился. Возмутиться могу. Наорать, накричать. Но злиться - нет. Это бр-р-р. Это ваше отродье любит злиться - женщины. Это ваше оружие»
«Вот это (показывает маленький медный телефончик) Булат мне подарил. Окуджава. Чтоб не забывал звонить ему, а он мне. Но я ему все равно не звонил. Не могу разговаривать по телефону. Интервью никогда не даю по телефону. Не вижу я лица, как собеседник реагирует, не вижу. И говорю всегда отрывисто: «да», «нет», «угу», все, положил трубку»
«Я не могу жить без книжек. Я очень люблю их. Хорошо помню свою первую книжку. Дедушка подарил мне «Графа Монте-Кристо». Мне тогда было лет 6-7. Мы жили в Смоленске, а дед в своем имении Высокое, совершенно не тронутом большевиками. Ему, как народнику, выдали охранную грамоту. А народников в то время причисляли к социалистической группе. Так вот, он привез мне «Монте-Кристо». Эту книгу дарили всем дворянским детям, чтобы они - будущие воины - научились стрелять. Дворяне были военной кастой России. Они все сражались. Все мои предки сражались. Назову самого главного из них, деда моего деда, героя Бородинского сражения - генерал-лейтенанта Алексеева. Его портрет есть в Кремле. И такой же портрет с описанием его подвига есть в Эрмитаже. Так что деда моего не тронули во время гражданской войны. А к «Монте-Кристо» он приволок мне еще и патронов. Я был в восторге. Я стрелял по грушам. Отец мне мишень сделал. Только в животных я никогда не стрелял и в птиц»
«У меня было очень счастливое детство. У всех счастливое детство, но у меня особенно. Я очень хорошо знал Смоленск. И у меня Смоленск до сих пор почему-то ассоциируется с добром. Вот такая столица добра в России. Здесь я пошел в первый класс, отучился несколько лет. Потом мы переехали в Москву, а заканчивал восьмилетку в Воронеже. Это был 1941 год. На фронт меня не брали, и я записался в комсомольский истребительный отряд. Так вот вместе с другими меня отправили на Западный фронт, и я опять оказался в Смоленске. Но до города не доехал, потому что эшелон наш разбомбило и я ушел в леса. Родные, смоленские. А в 43-м после контузии меня направили в военную академию. Там познакомились с Зоей. Мы с ней оба - испытатели боевых машин, танков, проще говоря».
«Война - это грязь и вонь от трупов, взрывов и газов. Ничего там героического нет. Поэтому я ничего героического о войне и не писал. Никогда».
«Какое-то время назад в моде была так называемая лейтенантская проза. Уцелевшие на фронте лейтенантики, мои ровесники, писали о том, что видели собственными глазами. И мне это очень нравилось, пока я однажды не задумался. Хорошо, они попали в ситуацию, а за спинами у них люди, связь, артиллерия, авиация, минометы - они мгновенно вызовут помощь. А если у тебя нет связи, а ты попал в ситуацию трудную, тогда что делать? Ну и написал «А зори здесь тихие...».
«В последний раз я был в Смоленской области в середине 80-х. Мы приезжали на премьеру в Драматический театр, там ставили какую-то мою пьесу, не помню уже. И тогда мы приехали в Высокое и увидели груду кирпичей... И стояли липы, они были уже спиленные, но дали ростки... Я, как помешался, стал бегать, липы эти целовать. Я не знаю, что со мной было. Вот оно - родовое гнездо мое! Вот откуда я родом! Вот! И такой разгром! Я очень хотел бы еще раз туда приехать...»


«Чем выше человек, тем он проще в общении»
Несмотря на то, что Борис Васильев провел в Смоленске детство и юность, людей, которые его знали лично, осталось не так уж и много. Своими воспоминаниями с «АиФ» поделились смоляне, которым повезло пожать руку этому необыкновенному человеку.
- Когда мы приехали к Борису Львовичу, нас встретила его жена, Зоя Альбертовна, - вспоминает Елизавета Будникова, журналист. - Она очень просила нас уложиться минут в 40 - мол, все-таки возраст... Мы честно пообещали, а вместо этого проболтали с ним два с половиной часа - на едином дыхании. В то, что ему на днях исполнилось 85 лет, не верилось совсем. Он был очень бодрый и бесконечно позитивный - выглядел на 60, не больше. Во время разговора Борис Львович много смеялся и много шутил, то и дело закуривал «Приму» без фильтра, а вокруг были, без преувеличения, сотни книг. В шкафах, на полках, лежат на столе, на сундуке - везде. Дом из-за этого был похож на хранилище какого-нибудь музея. Помню, на словах о войне у Бориса Львовича голос начал срываться, а на глазах выступили слезы...
- Чем выше человек, тем он проще в общении, - делится воспоминаниями Владимир Карнюшин, кандидат филологических наук, автор монографий по творчеству Бориса Васильева. - В этом я наглядно убедился после первой встречи с Борисом Васильевым. Это было в 1998 году. Я работал над диссертацией по творчеству писателя, и вот выдалась возможность встретиться лично. Первое впечатление было самым ярким. Передо мной - живой классик, небожитель. Я сижу перед Борисом Львовичем, руки и ноги ватные, и я не могу произнести ни слова от растерянности. В Васильеве всегда чувствовалась дворянская осанка, стать, порода. У него ведь действительно дворянские корни. С этим так необыкновенно контрастировала удивительная простота в общении - через 10 минут мы уже разговаривали так, словно были знакомы несколько лет. Потом мы часто созваанивались, я приезжал к ним в Солнечногорск. Мы старались не думать об этом, но когда ушла Зоя, дом стал невероятно пустым... Борис Львович очень тяжело переживал смерть любимой супруги, очень скучал... Скучал ли он по своей малой родине? Об этом расскажут его произведения, вот только некоторые из них: «Век необычайный», «Летят мои кони».
- Мне довелось лично общаться с Борисом Васильевым в 2004 году, - рассказывает Екатерина Дмитракова, журналист. - Про Бориса Львовича было известно, что с прессой он не встречается, что живут они с супругой очень уединенно практически в лесу. Поэтому было решено отправить на интервью меня, человека из региона, более того - родины Васильева. 21 мая 2004 года Борису Васильеву исполнялось 80. Утром накануне юбилея я поехала в Солнечногорск. Без звонка и предупреждения. Я помню, что мы говорили о книгах, о Смоленске, была какая-то история о девочке, в которую писатель влюбился в школе. Он спрашивал о городе - современном, рассказывал о доме в Заднепровье, где жил до войны (дом в военные годы был полностью разрушен), о смоленских дворах, где гонял мальчишкой на велосипеде...


Справка
Борис Васильев родился в Смоленске 21 мая 1924 года. Сын кадрового офицера, мать - из известной семьи народников. Ушел на фронт добровольцем после 9-го класса, после контузии направлен в Военную академию бронетанковых и механизированных войск. Печатается с 1954 года. Повесть «А зори здесь тихие» принесла Борису Васильеву мировую известность. Ее издавали и экранизировали в 26 странах. Дальше были «Завтра была война», «В списках не значился», «Не стреляйте белых лебедей», «Утоли моя печали», «И был вечер, и было утро» и много-много других.

 


» К 70-летию битвы под Москвой. Момент контрудара.
1 декабря 2011 | История Солнечногорья
В августе 1966 года писатель Константин Симонов перед объективом кинокамеры беседовал с маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым о битве под Москвой. Бывшему командующему Западным фронтом, оборонявшим столицу, было что поведать.
Тяжело переживавший несправедливое отлучение от армии, от настоящего большого дела, Жуков был явно рад возможности рассказать соотечественникам о событиях едва ли не самого тяжёлого периода Великой Отечественной войны.
Интервью с Г. К. Жуковым.

По оценке маршала, самая напряжённая фаза в оборонительной операции под Москвой началась 15-16 ноября, когда немцы, обеспечив крупное превосходство в силах, особенно в танках, возобновили наступление на Москву. На участке 16-й армии генерала К. К. Рокоссовского они бросили в сражение более 650 танков! «Фронт иногда выгибался дугой, - рассказывал Жуков, - и казалось, вот-вот может случиться непоправимое, фронт будет прорван».

То, что в конце концов удалось этот удар выдержать, не заставило маршала задним числом приукрасить действительное положение вещей. На вопрос писателя, была ли уверенность у командования фронтом, что врага удастся остановить и тем самым удержать Москву, Жуков без обиняков ответил: «Должен прямо сказать, что полной уверенности у нас, конечно, не было».

Наиболее тяжёлая обстановка сложилась на правом крыле фронта в районе Истра - Клин - Солнечногорск, где оборонялась 16-я армия. 23 ноября танки противника ворвались в Клин. 25 ноября наши войска отошли и от Солнечногорска. Вечером 29 ноября, воспользовавшись слабой обороной моста через канал Москва - Волга в районе Яхромы, танковая часть противника захватила его и прорвалась, правда, ненадолго, за канал.

Ощетинилась оборонительными сооружениями и сама Москва. После введения 20 октября в столице и прилегающих районах осадного положения город стали готовить к уличным боям. Вокруг важнейших московских предприятий (ЗИС, ГПЗ, «Серп и молот», электростанции системы «Мосэнерго» и др.) был установлен особый режим передвижения, проживания и светомаскировки. Был заминирован ряд административных, промышленных и культурных объектов, которые неизбежно привлекли бы внимание оккупантов в случае захвата ими города, в том числе Дом правительства (сегодня там располагается Государственная Дума), издательство «Правда», главпочтамт, вокзалы, Большой театр, гостиницы «Метрополь», «Националь», кинотеатр «Арктика» в Старосадском переулке (тогда бывшая немецкая кирха).
Схема маскировки Кремля из книги «Московский Кремль в годы Великой Отечественной войны».

Как один из важнейших опорных пунктов обороны предполагалось использовать Кремль. Ещё загодя его комендатура при поддержке наркоматов и Моссовета провела масштабные работы по маскировке такого весьма заметного объекта, чтобы свести к минимуму опасность его бомбардировки с воздуха. Различными маскировочными средствами чекисты пытались запутать лётчиков люфтваффе, устранить возможность привязки к таким заметным ориентирам, как Москва-река, собор Василия Блаженного, МоГЭС, Александровский сад. Через реку Москву был устроен ложный мост, с соборов снимались кресты, позолоченные купола скрывались блёклой окраской, конфигурация прилегающих кварталов изменялась за счёт больших макетов зданий и т. п. Над Мавзолеем установили макет двухэтажного здания, трибуны перекрыли полотнищами, раскрашенными под крыши. Эффективность проводимых мероприятий периодически проверялась с воздуха, после чего маскировка совершенствовалась.

Принятые меры не смогли, конечно, полностью исключить возможность прицельной вражеской бомбардировки, но в сочетании с действиями средств ПВО значительно её снизили. Бомбы на территории Кремля всё-таки падали. Так, 29 октября от взрыва фугасной бомбы в районе Арсенала был убит 41 военнослужащий и 54 тяжело ранено.

Отдельные вражеские самолёты периодически прорывались к столице и позднее. Одна из попыток была предпринята 7 ноября 1941 года, когда немецкой разведке стало известно о проведении на Красной площади парада войск Московского гарнизона, посвящённого 24-й годовщине Октябрьской революции. Против врага сыграли не только погода (низкая облачность, метель), но и предупредительные меры. Начало парада было передвинуто на более раннее время, продлился он меньше обычного, так что к 9 часам 25 минутам члены правительства во главе с И. В. Сталиным уже покинули трибуну Мавзолея.

Приказом коменданта генерал-майора Н. К. Спиридонова был введён в действие план обороны Московского Кремля. Были заминированы правительственная АТС, водонасосная, тепловая станции и электроподстанция, другие объекты. Для обороны были выделены кремлёвский полк специального назначения и отдельный батальон НКВД, которым придали пулемётный и броневой взводы. Вообще-то, негусто. Но это было отражением и общего недостатка сил при обороне столицы, находившихся в распоряжении командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова.

Нашему командованию приходилось всё время маневрировать силами и средствами, не давая врагу возможности получить на том или ином участке решающее преимущество. Чтобы укрепить самое опасное направление, где оборону держали войска 16-й армии, в ходе киносъёмки рассказывал Г. К. Жуков К. М. Симонову, «мы перебрасывали всё, что было можно, с других, соседних участков. Брали из центра фронта, где противник был менее активен и, по существу, вёл сковывающие действия... Вначале мы взяли армейские резервы - перебросили к Рокоссовскому, потом взяли дивизионные резервы - перебросили к Рокоссовскому, это уплотняло, усиливало оборону, потому что армия истекала кровью, надо было её чем-то подкреплять. А затем дело дошло до того, что мы уже начали в батальонах забирать отдельные взводы, отдельные группы танков, отдельные противотанковые ружья, - и всё это на машинах быстро доставлялось на участок Шестнадцатой армии и включалось в борьбу на самых ответственных участках».
Противовоздушная оборона Москвы. 1941 г.

Помимо всего прочего, эти факты свидетельствуют и о полководческом искусстве наших военачальников. При перевесе сил в пользу врага (к моменту возобновления наступления на Москву 15-16 ноября немецкая группа армий «Центр» имела преимущество в людях в 2 раза, в артиллерии и миномётах - в 2,5 раза и танках - в 1,5 раза) именно оно, мастерство Жукова и Рокоссовского, Говорова и Лелюшенко, Панфилова и Белобородова, Белова и Доватора, как видим, во многом решило исход оборонительного сражения.

...1 декабря гитлеровские войска нанесли удар на стыке 5-й и 33-й армий, прорвали советскую оборону и двинулись по шоссе на Кубинку. Однако у деревни Акулово им преградила путь 32-я стрелковая дивизия, которая артиллерийским огнём уничтожила часть танков. Немалое их число подорвалось и на наших минных полях. Тогда танковые части врага повернули на Голицыно, где были окончательно разгромлены резервом фронта и подошедшими частями 5-й и 33-й армий.

4 декабря этот прорыв был полностью ликвидирован. На поле боя враг оставил более 10 тысяч убитыми, 50 разбитых танков и много другой боевой техники. По оценке маршала Жукова, это была последняя попытка немецких войск прорваться к столице.

В первых числах декабря по характеру действий и силе ударов всех группировок немецких войск чувствовалось, что противник выдыхается и для ведения наступательных действий уже не имеет ни сил, ни средств. Но и затягивать с нанесением контрудара было опасно: враг, находясь на ближайших подступах к Москве, мог перейти к жёсткой обороне и отбросить его стало бы ещё сложнее.

Этот момент смог тонко уловить Жуков. 29 ноября он позвонил Сталину и, доложив обстановку, просил его дать приказ о начале контрнаступления. Верховный Главнокомандующий, заинтересовавшись предложением, приказал представить план операции. Через Генеральный штаб командующий Западным фронтом направил карту, на которой красным карандашом были изображены полосы наступления, и объяснительную записку к карте следующего содержания: «1. Начало наступления, исходя из сроков выгрузки и сосредоточения войск и их довооружения: 1-й ударной, 20-й и 16-й армий и армии Голикова - с утра 3-4 декабря, 30-й армии - 5-6 декабря. 2. Состав армий согласно директивам Ставки и отдельные части и соединения, ведущие бой на фронте в полосах наступления армий, как указано на карте. 3. Ближайшая задача: ударом на Клин, Солнечногорск и в истринском направлении разбить основную группировку противника на правом крыле и ударом на Узловую и Богородицк во фланг и тыл группе Гудериана разбить противника на левом крыле фронта армий Западного фронта».

В сопроводительной записке на имя заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта А. М. Василевского Жуков написал: «Прошу срочно доложить народному комиссару обороны т. Сталину план контрнаступления Западного фронта и дать директиву, чтобы можно было приступить к операции, иначе можно запоздать с подготовкой». Резолюция Верховного была короткой: «Согласен. И. Сталин».

Как видим, замысел советского контрнаступления поначалу не предусматривал глубокой операции. Жуков намеревался разгромить передовые части немцев и отбросить на несколько десятков километров от Москвы. Однако успешные действия наших войск, истосковавшихся по наступлению, позволили довести фронтовую операцию до масштаба стратегического наступления на значительном протяжении советско-германского фронта и тем самым окончательно обрушить надежды врага на пресловутый блицкриг.

Отметим при этом, что такого оборота событий мировая история войн ещё не знала: переход Красной армии от обороны к стратегическому наступлению был осуществлён силами, меньшими, чем у противника.

file-rf.ru

 


» Бездонное озеро - сказки из бездны
8 сентября 2011 | Свободное время, История Солнечногорья
Местные жители как в прошлом, так и сегодня верят в то, что Бездонное озеро под Солнечногорском связано с Мировым океаном, поскольку глубину его измерить никому еще так и не удалось. По непроверенной информации, на некоторых военных картах указана примерная глубина в 150 метров. Для подмосковного озера это беспрецедентно! Предания говорят, что на этом озере не было ни одного несчастного случая, у рыбаков всегда был отменный улов карасей, а женщины шли сюда мыть свои волосы с мылом, поскольку вода здесь очень мягкая. Ходят слухи о том, что здесь были найдены и микроорганизмы, обитающие в океанских водах. А поэт Александр Блок, чье имение находилось рядом, называл его «отдушиной океана», со дна которой якобы всплывали обломки кораблей с чужеземными надписями. У одного местного крестьянина в избе хранилась доска с загадочной надписью Santa Maria. Попадались обломки и других кораблей. «Их, правда, рассказчик своими глазами не видел, что, впрочем, не так уж и важно, можете поверить благородному честному слову», - писал в своем дневнике поэт, ссылаясь на некоего лесничего. Дмитрий Менделеев, тесть и сосед Блока, мерил глубину озера, однако его веревки длиной 97 метров явно не хватило.

Но я перестал бы себя уважать, если бы поверил во все эти россказни, не обратившись за разъяснениями к самому настоящему мастеру водолазного дела. В поисках правды опытнейший московский дайвер Алексей Бобков попытался, что называется, достать ногами дно.

- Видимость в озере не самая плохая для наших мест - 2-2,5 метра, то есть вдвоем можно плавать и не потеряться. А вот глубина... - рассказывает «МК» аквалангист Алексей. - Наше погружение подтвердило скепсис в отношении бездонности и объяснило исчезновение «менделеевских» 97 метров.

На глубине 4,5 метра вода «заканчивалась», - продолжает любитель подводных приключений. - Да-а, но то, что начиналось потом, дном можно было назвать с большой натяжкой! На ощупь переход из воды в «дно» не ощущался никак. Здесь скорее подходил термин «илистая взвесь». Мне же удалось без особого труда погрузиться в эту взвесь по пояс. Дальше стало просто страшно...

По мнению этого дайвера, вероятно, в этом месте находится выход подземных вод, который держит во взвешенном состоянии толщи донного ила и питает водой окружающие болота. На «дне» дайверы обнаружили небольшие «отверстия», через которые поступала вода - этакие мини-родники.

- Я думаю, что если взять хорошую - длинную и прочную - веревку, привязать к ней железный лом, то рекорд Дмитрия Ивановича можно даже и побить, закончил свой рассказ Алексей.

Как достичь:

Находится около Таракановского шоссе. Если проехать немного дальше за Вертлино, то справа будет видно озеро Бездонное. GPS: 56°14.591', 36°58.383'.

mk.ru

 


» 69 лет назад, 5 декабря 1941 года, началось контрнаступление советских войск под Москвой
5 декабря 2010 | История Солнечногорья
69 лет назад, 5 декабря 1941 года, началось контрнаступление советских войск под Москвой. Это было началом первого стратегического наступления нашей армии в Великой Отечественной войне, ее первой крупной победой. Для вторгшегося же врага, немцев и их союзников, сражение под Москвой стало не просто первым крупным поражением. Оно фактически означало срыв их надежд на победу в быстротечной кампании - и, следовательно, вело их к неизбежному проигрышу всей войны в целом.

Поэтому День начала контрнаступления под Москвой заслуженно считается в России одним из Дней ее воинской славы.

Необходимо, однако, отметить, что эта победа досталась нашей армии и народу очень тяжелой ценой. И начиналась битва за Москву с тяжелейшего поражения наших войск, фактически полной катастрофы, постигшей советские армии Западного, Резервного и Брянского фронтов.

Немецкое верховное командование хорошо подготовилось к началу решительного наступления, целью которого была столица Советского Союза - Москва. В предшествующие недели войска их групп армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Герд фон Рунштедт) и «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Федор фон Бок) окружили под Киевом и разгромили большую часть советских войск Юго-Западного направления (командующий маршал Тимошенко). А войска группы армий «Север» (командующий риттер Вильгельм фон Лееб) не только вышли на ближние подступы к Ленинграду, но и продолжали рваться дальше на восток - чтобы за Ладожским озером соединиться с союзной финской армией фельдмаршала Карла Густава Маннергейма.

Еще в ходе сражения у Киева, когда обозначился успех немецких войск, Верховным командованием вермахта был разработан план наступления на Москву. Этот план под кодовым названием «Тайфун», утвержденный Гитлером, вызвал полное одобрение генералов и фельдмаршалов на совещании, состоявшемся в сентябре 1941 года близ Смоленска. (Это уже после войны, в своих мемуарах, они будут рассказывать, что Гитлер все время навязывал им «роковые решения», а сами-то генералы в душе всегда были против).

Честь покорения столицы большевиков и прочих «унтерменьшей» Гитлер возложил на фон Бока и его группу армий «Центр», в которую, впрочем, передали и часть войск из групп «Юг» и «Север». В группу армий «Центр» теперь входили 2-я, 4-я, 9-я полевые армии, 2-я, 4-я и 3-я танковые группы. В составе этой группы было 77 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных. Это составляло 38% пехотных и 64% танковых и моторизованных дивизий противника, действовавших на советско-германском фронте. На 1 октября группировка противника, нацеленная на Москву, насчитывала 1,8 млн человек, более 14 тыс. орудий и минометов, 1700 танков и 1390 самолетов.

Вся масса войск группы «Центр» развернулась для наступления на фронте от Андриаполя до Глухова в полосе, ограниченной с юга курским направлением, с севера - калининским. В районе Духовщины, Рославля и Шостки сосредоточились три ударные группировки, основой которых были танковые группы.

Перед своими войсками фон Бок поставил задачу окружить и уничтожить в районе Брянска и Вязьмы советские войска, затем танковыми группами охватить Москву с севера и юга и одновременными ударами танковых сил с флангов и пехоты в центре овладеть Москвой.

Наступление было обеспечено и материально-технически. Пройдет время, и немецкие генералы сошлются на неготовность тылов, трудности снабжения, растянутые коммуникации и плохие дороги. А в сентябре 1941 года в германском генеральном штабе считали, что положение со снабжением всюду является удовлетворительным. Работа железных дорог была признана хорошей, а автотранспорта оказалось столько, что часть его выводилась в резерв.

Уже в ходе фактически начавшейся операции «Тайфун», 2 октября, Адольф Гитлер объявил своим солдатам: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена. Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Первой операцию «Тайфун» начала южная ударная группировка противника, руководимая знаменитым танкистом Гейнцем Гудерианом. 30 сентября Гудериан нанес удар по войскам Брянского фронта из района Шостки, Глухова в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы - окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

В результате большинство наших войск, которые прикрывали западные и юго-западные подступы к столице, были в первые же дни разгромлены врагом или оказались в окружении. Из примерно 1250 тыс. солдат и офицеров Западного и Резервного фронтов к началу немецкого наступления Георгий Жуков, принявший командование фронтом 10 октября, сумел собрать под своим началом едва ли больше 250 тысяч.

Немногим лучше было и на Брянском фронте - его армии сумели прорваться из окружения, но потеряли от половины до двух третей личного состава.

Фельдмаршал фон Бок, конечно, прихвастнул, объявив, что под Вязьмой взял в плен 670 тыс. красноармейцев, а 330 тыс. уничтожил, получив, таким образом, круглую и красивую цифру в 1 миллион. Но наши потери пленными и убитыми, действительно, исчислялись сотнями тысяч.

Около 80 тыс. наших бойцов сумело пробиться из окружения, гораздо больше (но точной цифры тут нет) разбежалось по деревням, причем в обе стороны от фронта. Впоследствии десятки тысяч из них примкнут к партизанам, или присоединятся к действующим в немецких тылах кавкорпусу генерала Белова и десантникам генерала Казанкина. Еще позже, в 1943 году, после окончательного освобождения этих районов, в Красную армию было «повторно мобилизовано» еще свыше 100 тыс. красноармейцев, в основном из «вяземских окруженцев». Но это будет потом - а в октябре 1941 года ряд направлений, ведущих к Москве, были перекрыты разве что нарядами милиции.

Оказавшиеся в окружении части, командование над которыми принял генерал Михаил Лукин, вели бои еще почти 10 дней, и сковали на это время 28 немецких дивизий. Сейчас у нас появились «историки», утверждающие, что, мол, окруженные проявили себя неважнецки, продержались всего ничего. А вот Паулюс, мол, в котле больше трех месяцев продержался! Не буду вдаваться в детали, скажу только, что считаю такие заявления свинством. Люди свой долг перед Родиной выполнили, как смогли. И свою роль в защите Москвы они сыграли. И немецкие танковые части не рискнули без поддержки пехоты совершить бросок на еле прикрытую Москву.

Как пишет известный военный историк Виктор Анфилов, «с авангардными частями противника на Можайской оборонительной линии вели борьбу в основном московские ополченцы, истребительные батальоны, курсанты военных училищ и другие части московского гарнизона, войск НКВД и милиции. Они с честью выдержали боевое испытание и обеспечили сосредоточение и развертывание частей резерва Ставки. Под прикрытием Можайской линии смогли привести себя в порядок и переформироваться вырвавшиеся из окружения войска Западного фронта».

И во второй половине октября, когда армии группы «Центр», сломив сопротивление окруженных у Вязьмы частей, двинулись на Москву, они опять встретили организованный фронт обороны и вынуждены были снова его прорывать. С 13 октября развернулись ожесточенные бои на рубежах Можайского и Малоярославецкого, а с 16 октября и Волоколамского укрепленных районов.

В течение пяти дней и ночей войска 5-й армии отражали натиск моторизованного и пехотного армейского корпусов. Лишь 18 октября танки противника ворвались в Можайск. В тот же день пал Малоярославец. Положение под Москвой обострилось. Именно тогда, 16 октября, произошел этот постыдный день «великой московской паники», о котором так сладострастно любят распинаться наши либеральствующие историки. Кстати, вопреки их утверждениям, и в советское время этот постыдный эпизод никто не скрывал, хотя, конечно, и не выпячивал. Константин Симонов в повести «Живые и мертвые» (написанной еще в 1950-е годы) говорил об этом так: «когда все это осталось в прошлом и когда кто-нибудь в его присутствии с ядом и горечью заговаривал о 16 октября, Синцов упорно молчал: ему было невыносимо вспоминать Москву этого дня, как бывает невыносимо видеть дорогое тебе лицо, искаженное страхом.

Конечно, не только перед Москвой, где в этот день дрались и умирали войска, но и в самой Москве было достаточно людей, делавших все, что было в их силах, чтобы не сдать ее. И именно поэтому она и не была сдана. Но положение на фронте под Москвой и впрямь, казалось, складывалось самым роковым образом за всю войну, и многие в Москве в этот день были в отчаянии готовы поверить, что завтра в нее войдут немцы.

Как всегда в такие трагические минуты, твердая вера и незаметная работа первых еще не была для всех очевидна, еще только обещала принести свои плоды, а растерянность, и горе, и ужас, и отчаяние вторых били в глаза. Именно это было, и не могло не быть, на поверхности. Десятки и сотни тысяч людей, спасаясь от немцев, поднялись и бросились в этот день вон из Москвы, залили ее улицы и площади сплошным потоком, несшимся к вокзалам и уходившим на восток шоссе; хотя, по справедливости, не так уж многих людей из этих десятков и сотен тысяч была вправе потом осудить за их бегство история».

Действительно, многим тогда казалось, что Москва - на грани падения, и война проиграна. Именно тогда же было принято решение об эвакуации из Москвы в Куйбышев (тогдашнее название Самары) правительства и всех важнейших учреждений, заводов, ценностей, дипломатических миссий и даже Генштаба. Сам Сталин, однако, остался в Москве - и это, несомненно, его заслуга перед историей. Хотя и он не был уверен в успехе защиты Москвы.

Как вспоминал Георгий Жуков, в один из особенно тяжелых дней вражеского наступления Сталин спросил его: «Вы уверены, что мы удержим Москву? Я спрашиваю вас это с болью в душе. Говорите честно, как коммунист».

Жуков ответил: «Москву, безусловно, удержим. Но нужно еще не менее двух армий. И хотя бы 200 танков».

И Сталин, и Жуков отлично понимали, что значат такие силы, и как трудно их откуда-либо взять.

У нас любят говорить про сибиряков и про дальневосточные дивизии. Да, они сыграли выдающуюся роль, и как раз в те дни был отдан приказ о переброске под Москву с Дальнего Востока трех стрелковых и двух танковых дивизий. И они действительно, сыграли важную роль в защите Москвы - только позже. Посмотрите на карту страны. Чтобы лишь перебросить одну дивизию из Читы, потребуется не меньше недели, и не менее полусотни эшелонов. Причем их потребуется перегнать через перегруженную железнодорожную сеть - ведь эвакуация на Восток заводов и людей продолжается.

Даже подкрепления из относительно близких Поволжья и Урала прибывали с трудом.

32-я Краснознаменная Саратовская дивизия полковника Виктора Полосухина, прибывшая как раз в эти октябрьские дни «Бородинское поле защищать», оказалась на месте так вовремя только потому, что ее с Дальнего Востока начали передислоцировать еще 11 сентября. А в остальном расползающийся фронт приходилось удерживать силами курсантов, ополченцев (Москва их выставила 17 дивизий), истребительных батальонов (только в самом городе их создали 25, не считая области) и частей НКВД - тех самых, которых мы, благодаря глупым сериалам, привыкли представлять как зажравшихся гадов в фуражках с синим верхом и малиновым околышем, что только и умели в спину своим стрелять.

И вот эти силы два месяца изматывали немцев оборонительными боями, неся большие потери. Но и немцы, как вспоминают их военачальники, их тоже несли: к декабрю в ротах насчитывали по 15-20% положенного состава. В танковой дивизии генерала Рауса, вырвавшейся дальше прочих, вплоть до канала имени Москвы, осталось лишь 5 танков. И к 20 ноября стало ясно, что прорыв к Москве не удался, а 30 ноября командующий группой армий «Центр» сделал вывод, что его войска не располагают силами для наступления. В первых числах декабря 1941 года немецкие войска фактически перешли к обороне, и тут выяснилось, что никаких планов на этот случай у германского командования нет, поскольку в Берлине господствовало мнение, что противник не располагает силами как для продолжительной обороны, так и для контрудара.

Отчасти, кстати, в Берлине были правы. Хотя советская Ставка и стягивала резервы со всей страны, и даже с других фронтов, но ни численного превосходства, ни превосходства в технике к началу перехода в контрнаступление создать не удалось. Имелось единственное преимущество - моральное. Наши видели, что «немец - не тот», что «немец выдыхается», и что самим отступать некуда. Впрочем, по утверждению немецкого генерала Блюментрита (начальника штаба 4-й армии фельдмаршала Клюге), «каждому солдату немецкой армии было ясно, что от исхода битвы за Москву зависит наша жизнь или смерть. Если здесь русские нанесут нам поражение, у нас не останется никаких надежд». Но, видно, намерение русских отстоять Москву оказалось сильнее, чем немцев - ее взять.

И, отразив все атаки немцев, в первых числах декабря советское командование запланировало стратегическое наступление - первое за всю Отечественную войну. Согласно плану Жукова, фронт имел задачу внезапными охватывающими ударами разбить угрожавшие столице 3-ю и 4-ю танковые группы в районе Клин-Солнечногорск-Истра и 2-ю танковую группу Гудериана в районе Тула-Кашира, а затем охватить и разгромить 4-ю армию фон Клюге, наступавшую на Москву с запада. Юго-Западному фронту предписывалось нанести поражение вражеской группировке в районе Ельца и содействовать Западному фронту в разгроме противника на тульском направлении. Единое планирование и руководство Ставки ВГК обеспечивало оперативно-стратегическое взаимодействие трех фронтов. В то же время контрнаступление советских войск под Ростовом и Тихвином лишало немецкое командование возможности перебрасывать подкрепления к Москве из групп армий «Юг» и «Север».

Особенностью советского контрнаступления под Москвой являлось то, что силы Красной армии не превосходили силы вермахта, за исключением количества самолетов. Главная ударная сила - танковые войска - в основной массе состояла из танков Т-26 и БТ; так расстраивающих немцев Т-34 и КВ было еще мало. Один центр танкостроения - Харьков, был захвачен немцами. Другой, Ленинград, находился в блокаде, эвакуируемые мощности на Урале и в Сибири только разворачивались. И основным поставщиком новых танков оставались лишь заводы Сталинграда. Таким образом, немецкие танковые войска могли сражаться с советскими на равных, не списывая неудачи на качественное превосходство Т-34 и КВ.

И поскольку решительного перевеса ни в людях, ни в технике советское командование не имело, для достижения превосходства в местах главных ударов внутри каждого из фронтов пришлось произвести серьезные перегруппировки, оставив на второстепенных участках минимальное количество сил.

Так, например, командующий Калининским фронтом генерал Иван Конев докладывал в Ставку, что из-за нехватки сил и танков фронт не может выполнить поставленную задачу. Конев предложил ограничить действия фронта частной операцией по захвату Калинина (тогдашнее название Твери). Однако это противоречило общему плану контрнаступления, и на фронт был направлен заместитель начальника Генштаба генерал Василевский. Вместе с Коневым они подробно разобрали силы Калининского фронта, сняв дивизии с второстепенных направлений и усилив их артиллерией из резервов фронта. Все это и внезапность советского контрудара в дальнейшем определили успех наступления Калининского фронта.

Переход в контрнаступление происходил без оперативной паузы и стал полной неожиданностью как для верховного руководства вермахта, так и для фронтового командования. Первым 5 декабря 1942 года перешел в наступление Калининский фронт. 6 декабря началось наступление Западного и Юго-Западного фронтов.

Калининский фронт прорвал оборону противника на Волге южнее Калинина и к исходу 9 декабря взял под контроль железную дорогу Калинин - Москва. 13 декабря соединения армий Калининского фронта сомкнулись юго-западнее Калинина, отрезав пути отхода калининской группировке противника. Немецкому гарнизону было предложено капитулировать. После отклонения ультиматума 15 декабря завязались бои за город. На следующий день Калинин был полностью очищен от противника. Немцы потеряли только убитыми свыше 10 тыс. солдат и офицеров.

6 декабря войска правого крыла Западного фронта во взаимодействии с Калининским фронтом начали наступление против 3-й и 4-й танковых групп Рейнхарда и Гепнера. Начавшая наступление утром 6 декабря армия, усиленная 6 сибирскими и уральскими дивизиями, прорвала оборону врага севернее Клина. В это же время 1-я ударная армия наводила переправу через канал Москва-Волга в районе Дмитрова. Глубина прорыва составила к вечеру 6 декабря 17 км. На 7 декабря прорыв расширился до 35 км по фронту и 25 км в глубину.

9 декабря 5-я армия генерала Говорова с боем форсировала реку и заняла несколько населенных пунктов на северном берегу. 11 декабря на правом крыле Западного фронта передовой отряд вышел на Ленинградское шоссе к северо-западу от Солнечногорска. В этот же день Солнечногорск и Истра были очищены от противника.

15 декабря был освобожден Клин. В боях за город были разгромлены 2 моторизованные и 1 танковая немецкие дивизии. В течении 20-24 декабря армии правого крыла Западного фронта достигли рубежа рек Ламы и Рузы, где противник заранее подготовил прочную оборону. Здесь было принято решение приостановить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах.

На центральном участке войска Западного фронта сковали основные силы 4-й армии фон Клюге. 11 декабря 5-й армии удалось прорвать немецкую оборону в районе Дорохова.

18 декабря 33-я армия после короткой артподготовки начала наступление в направлении на Боровск. 25 декабря 175-й мсп 33-й армии обошел Наро-Фоминск с юга и достиг его западной окраины, отрезав немцам путь отступления на Боровск. 4 января были освобождены Боровск, Наро-Фоминск и Малоярославец.

30 декабря после тяжелых боев силами двух армий левого крыла Западного фронта была освобождена Калуга. Вслед за Калугой были взяты города Белев, Мещовск, Серпейск, Мосальск. К 7 января войска левого крыла Западного фронта вышли на рубеж Детчино-Юхнов-Киров-Людиново.

Существенную помощь войскам Западного фронта оказало правое крыло Юго-Западного фронта. Благодаря ее действиям 10 декабря группировка противника в районе Ельца была окружена. 12 декабря кавалеристы 5-го кавалерийского корпуса разгромили штаб окруженного корпуса (командир корпуса успел удрать на самолете). Окруженные войска противника пытались пробиться на запад, атакуя 3-ю и 32-ю кавалерийские дивизии. 15 декабря командир немецкой 134-й пехотной дивизии генерал Кохенхаузен лично возглавил прорыв. Кавалеристы отбили атаки, генерал Кохенхаузен был убит, оставшиеся немцы сдались или разбежались по лесам. В боях в районе Ельца были полностью разгромлены 45-я (генерала Матернера), 95-я (генерала фон Армина) и 134-я пехотные дивизии противника. Противник потерял на поле боя 12 тыс. человек убитыми.

В январе 1942 года завершился первый этап контрнаступления под Москвой. На разных направлениях немцы были отброшены на 100-250 км. И хотя впереди были еще годы тяжелых и кровопролитных боев, всем уже стало ясно: войну мы не проиграем, и победа будет за нами. В этом, пожалуй, главное значение Московской битвы.
KMnews

 

Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 



Опрос
Хотите ли Вы переехать из Солнечногорска в другой город?

Да, хочу переехать
Нет, мне и здесь хорошо


Облако тегов
аварии, авто, афиша, Блок, видео, вода, Воробьев, выборы, Выстрел, голосование, губернатор, ЖКХ, Иноземцев, кинотеатр, Клин, криминал, культура, ленинградка, медицина, мошенники, мэр, недвижимость, Нестеров, озеро, Панкратов, Подсолнечная, пожары, политика, происшествия, расписание, Сенеж, спорт, транспорт, Фастовец, Хметьево, Шемякино, Шереметьево, Шпак, экология, электрички

Показать все теги
Популярные
статьи
» Жители Солнечногорска потребовали от федеральных и мест ...
» В Подмосковье выбрали площадки для мусоросжигающих заво ...
» В Солнечногорском районе сотрудниками полиции изъято по ...

Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика
COPYRIGHT © 2005-2014 При любом использовании материалов сайта ссылка на Solnechnogorsk.com обязательна! Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. All Rights Reserved.